г. Череповец ул. Боршодская, д.4
г. Вологда, ул. Гагарина, 83
+7 (8172) 75-40-40
г. Вологда, ул. Гагарина, 83
Заказать звонок
Войти
Логин
Пароль
Логин
Пароль

Легко ли девушке за рулём тягача?

Профессия водителя в России входит в тройку самых востребованных специальностей. Стереотип обычно рисует в этом амплуа суровых мужчин. Однако представительницы прекрасного пола за рулём грузовика вовсе не редкость. Каково им на дороге?

Согласно данным Международного союза автомобильного транспорта, средний возраст водителей в странах Евразии приближается к 50 годам. Молодёжь в отрасль практически не идёт, аналитики насчитали всего 5% шофёров в возрасте 25 лет. Особенно грустная картина по водителям-международникам. Даже с учётом опытных кадров доля девушек не превышает 0,8%.

В России Минтруд попытался переломить ситуацию, разрешив с 1 января 2021 года работать на международных перевозках женщинам. В соседней Беларуси с этим было проще.

«Мы три года назад открыли у себя профессию водитель-дальнобойщица, сертифицировали наши грузовики, и уже три года в нашей компании работают девушки. Всё произошло спонтанно, было огромное желание привлечь девушек к этой профессии. Наши сотрудницы активно работают на рынке международных перевозок, от Барселоны до Москвы. Дальше столицы стараемся девушек не отправлять, потому что есть определённые сложности в Российской Федерации по стоянкам, есть небольшой стереотип в глубинке к водителям-дальнобойщицам», — говорит директор белорусской транспортной компании УП «Янстронг» Дмитрий Воронцов.

Он, кстати, отмечает, что дамы более ответственны и внимательны.

 По статистике, количество дорожно-транспортных происшествий с участием девушек в разы меньше, чем с мужчинами. Его российские коллеги тоже с этим согласны.

«Для нас при отборе кандидатов решающими являются высокие профессиональные компетенции — эти требования мы предъявляем к каждому водителю в компании вне зависимости от пола, и именно они становятся ключевыми при выборе кандидатов. Гендерные различия значения не имеют», — уверяет заместитель генерального директора международной транспортно-логистической компании «ТРАСКО» по транспорту Михаил Пальков.

Однако в большинстве транспортных компаний сотрудницы всё же не крутят баранку, а заняты другими обязанностями. О реальном дефиците профессиональных водителей говорят многие игроки рынка. При этом имея в виду, что в сферу ответственности специалистов входит не только вождение грузовиков, но и умение разбираться в товаросопроводительных документах, оперативном возврате их заказчику, способность работать с различными программами для регистрации на загрузку, выгрузку и подтверждения заявки, с мобильными сканерами и др.

«Помимо этого, техническое состояние автомобиля также находится в зоне ответственности дальнобойщика. И если работа с документами и цифровыми сервисами у профессиональных водителей любого пола не вызывает вопросов, то с поддержанием рабочего состояния грузовика могут возникнуть сложности. Например, вес запасного колеса в сборе варьируется от 100 до 130 кг, и оперативная замена его на дороге — непростая задача и для мужчины, и для женщины.

Периодически на местах выгрузки необходимо выкатывать на пандус гружёные паллеты, вес которых доходит до 600 кг. Для этого водителю предоставляется обычная гидравлическая тележка без какого-либо электропривода», — уточняет директор по закупкам транспортных услуг АО «ФМ Ложистик Восток» (FM Logistic) Эдуард Миронов.

Трудности перевоза

Тем не менее, как и в любой профессии, новобранцев предстоит обучить. По словам Дмитрия Воронцова, на международные направления девушки выезжают с наставниками, как правило, мужчинами 50–55 лет, которые имеют огромный опыт работы в перевозках и у которых в семьях есть дочери, так что они могут объяснить, рассказать и по-отцовски помочь войти в профессию.

«Девушки, которые приходят в эту профессию, уже осознанно хотят работать, они реально оценивают эту работу. У нас трудятся и 25-летние девчонки, и 42-летние, уже бабушки. Есть даже женщина, имеющая троих детей, самому младшему, если мне не изменяет память, в районе 10 лет. Муж дома по хозяйству, а она занимается такой интересной тяжёлой работой», — поясняет г-н Воронцов.

Кстати, сами дальнобойщицы утверждают, что устали от стереотипов о сложностях работы. Мол, современными грузовиками управлять просто. К тому же есть и другие профессии, где условия намного тяжелее.

«Мы очень сильно переоцениваем значение, простите, половых органов. Никаких специфических сложностей, связанных именно с тем, что я женщина, за пять лет работы не увидела. Всё то же самое, мальчик-девочка, неважно. А тем, кто считает, что тяжело работать, приведу пример. У меня есть друг в Польше, у него нет одной ноги, но он работает дальнобойщиком, в основном ездит в Смоленск», — возмущена Евгения Маркова, работающая водителем на международных направлениях.

По её словам, с трудностями приходится сталкиваться всем, независимо от пола и направления поездок. В той же Европе, с одной стороны, можно понежиться на берегу моря. Но с другой стороны, найти в выходной день работающий магазин на трассе в Германии — целая проблема. Или купить что-то в обед в Италии, когда там двухчасовая сиеста. Но больше всего девушку возмущают цены на горячую воду в душевых отелей Голландии. При том, что уровень зарплат во многих транспортных компаниях довольно низкий.

«Объективно — очень низкие зарплаты в этой отрасли, поэтому только из-за денег туда никто не пойдёт, дураков нет. 70–80 тысяч в месяц — это не деньги. Да, может быть, для человека из деревни это приемлемая сумма, но если у него нет тяги водить грузовик и путешествовать, зачем ему такая зарплата? Если человек идёт заниматься тем, чем ему неинтересно, он может пойти заниматься машинным обучением, оно сейчас востребовано, или пойти в бухгалтерию, там уже сейчас зарплата выше», — рассуждает г-жа Маркова.

Между тем сама по себе профессия водителя подразумевает вредные условия труда, считает председатель общероссийского профсоюза работников автотранспорта и дорожного хозяйства Владимир Ломакин. И облегчить их даже в мелочах приходит в голову далеко не всем руководителям автотранспортных предприятий.

«Мы призываем работодателей учитывать как минимум гигиенические особенности. Вы знаете, когда я прихожу в учебное заведение, я всегда иду, извините, в туалет. Как там всё устроено — для меня показатель того, кого мы сегодня воспитываем. Я бы хотел, чтобы мы с уважением относились к женщинам, и если есть необходимость в особых условиях, то они должны быть созданы работодателем.

А ведь организмы у женщин разные. Даже в Трудовом кодексе есть особая глава про женщин, имеющих детей или осуществляющих уход за детьми. Там как бы нивелируется половая принадлежность, ведь и отец может сегодня быть в отпуске по уходу за ребёнком. Вроде как мы все равны. Но когда, допустим, беременная сотрудница или кормящая грудью, здесь уже никуда не денешься.

В Кодексе записано, что работодатель обязан перевести её на лёгкую работу. А где лёгкая работа в транспортном предприятии будет, если там всего лишь 5–10 работающих? На какую лёгкую работу? Переобучать надо, наверное. Или вот тренд сейчас идёт, что скоро беспилотники будут массово ездить по дорогам. А куда деть водителей, которым 50–55 лет, что мы им предложим?» — вопрошает г-н Ломакин.

Я б в водители пошёл, пусть меня научат

Другой аспект, связанный с грузоперевозками на международных направлениях, — профессиональная подготовка. Точнее, её отсутствие в учебных заведениях.

«Несмотря на кажущуюся простоту и доступность, эта сфера сложна и многогранна. Кроме непосредственных навыков по управлению грузовым автомобилем на дороге необходимо уметь его правильно эксплуатировать, быть готовым к перевозке самых разнообразных грузов, знать особенности крепления и обеспечения сохранности отправок, разбираться в оформлении необходимых сопроводительных документов и многое другое.

Из-за многообразия необходимых компетенций и аспектов знаний своих водителей мы уважительно называем «Менеджер грузовика» и занимаемся периодическим совершенствованием их навыков, используя как собственные программы, так и программы автопроизводителей. Полагаю, что при наличии соответствующего современным реалиям профессионального образования для водителей мы бы увидели и больше женщин за рулём тяжёлых грузовых автомобилей», — говорит Михаил Пальков.

Евгения Маркова признаётся, что ей пришлось два раза проходить обучение профессии водителя. Первый раз в отечественной автошколе, и впечатления, мягко говоря, не ахти.

«Из автошколы Европы выходят люди, которым можно сразу дать ключи и отправить работать. Из наших автошкол выходит не пойми что. Что такое 16 часов вождения на площадке и в городе? Более того, вместо фур у нас, простите, Isuzu Elf с прицепом от велосипеда. Это не обучение, если из колледжей выходят люди с информацией 1953 года», — вспоминает женщина.

Между тем в Европе водителями признают тех, кто прошёл 180-часовую подготовку на современных грузовиках. Во многих регионах России в лучшем случае это будет старенький «КамАЗ», в худшем — «ГАЗ-51».

«Действительно, для получения водительских удостоверений категорий C и E сдают экзамены даже близко не на той технике, на которой потом приходится работать. По сути, транспортным компаниям необходимо переучивать новых сотрудников и дополнительно инвестировать средства. Тогда водитель будет на «ты» с современной техникой, которую используют в международных перевозках», — подтверждает Дмитрий Воронцов.

И даже несмотря на то, что современные седельные тягачи оснащены множеством электронных помощников, а кабины превратились в жилые комнаты, проблем у водителей хватает.

«Много девушек низкого роста. Только в нашей колонне пять девчонок, три из них ниже меня, а мой рост 164 см. Наши дорогие производители грузовиков додумываются до мультиварки в кабине, но не могут догадаться внедрить банальную регулировку ремня безопасности. Вот не было у меня такого трака, где ремень был бы не на шее. В любой дешёвой легковушке, Kia Rio там или Renault Logan, есть такой флажочек, чтобы опустить ремень вниз. Почему в траках этого сделать не могут?» — недоумевает Евгения Маркова.

Как вариант, можно пересесть за грузовик менее внушительных размеров. Как, например, Ульяна Королёва (известная в Instagram под ником @blondinka_rulit) из Красноярского края. Она ездит на «ГАЗели Next» и вполне довольна. Хотя и признаётся, что мечтает пересесть за руль большого тягача.

«Современные транспортные средства максимально автоматизированы, но роль водителя по-прежнему велика. Без знания принципов работы своего автомобиля тяжело в дороге будет приходиться и мужчинам, и женщинам. В моменты, когда потребуется значительная физическая сила, женщинам, конечно, без помощи мужчин не обойтись. Но нужно помнить, что у нас постоянно растёт количество автомобильных сервисов на ключевых магистралях страны, где в случае необходимости можно получить экстренную помощь.

Иногда бывают такие форс-мажоры, когда машина не может физически доехать до сервиса. В такой ситуации не стоит забывать о неписанной солидарности между водителями: я убеждён, что желающие помочь даме за рулём всегда найдутся! Российские водители — люди опытные, наученные эффективной работе даже в самых непростых климатических условиях, всегда готовы прийти на помощь попавшим в непростую ситуацию коллегам», — считает Михаил Пальков.

Однако ожидать серьёзного прироста водителей-дальнобойщиц хотя бы до уровня европейских стран вряд ли стоит. И дело не только в шовинистских взглядах или небольшой зарплате.

«Проблема не в зарплате, не в технике, не в компаниях, не в профсоюзе. Проблема в том, что женщины иногда рожают детей. Более того, сейчас практически все европейские страны активно мотивируют рожать детей. А ребёнок требует, чтобы постоянно рядом с ним был взрослый. Днём он может быть в детском саду, в школе, но всё равно ежедневно и еженощно с ребёнком должен быть взрослый.

Сейчас в России ситуация такова, что практически все мои друзья-мужчины, за редким исключением, воспитывают детей. При этом они понятия не имеют, вырастив несколько детей, как поменять подгузник. Поэтому, чтобы девушки шли в профессии, требующие длительного отсутствия дома, нужно, чтобы выросло поколение отцов, с которыми можно оставить ребёнка.

Подруга со слезами увольнялась, у неё трёхлетняя дочка. Человек, который с ней был, больше не сможет заботиться о ребёнке, и моя подруга будет сама этим заниматься. Ей пришлось перейти в логисты, потому что уезжать надолго она не может, у неё ребёнок. И отец, хотя у него работа рядом с домом, совершенно, видите ли, не готов сидеть с дочкой. Вот пока у нас такие мужчины, много женщин в такой профессии не будет», — резюмирует Евгения Маркова.

Артём Щетниковigrader.ru