Суд подтвердил право компании, у которой украли груз, включить убыток во внереализационные расходы

У налогоплательщика украли в пути груз стоимостью 52,2 млн рублей. Налогоплательщик подал уточненную декларацию и включил сумму утраченного груза во внереализационные расходы на основании пп. 5 п. 2 ст. 265 НК. Суды трех инстанций поддержали налогоплательщика.

Интересно, что с налоговой инспекции удалось взыскать лишь 89 тыс. рублей судебных расходов, тогда как налогоплательщик оценивал расходы в 1,1 млн рублей.

Фабула дела

Еще в 2017 году у ООО «Авексима Сибирь» украли в пути груз стоимостью 52,2 млн рублей. В связи с кражей было возбуждено уголовное дело. Однако поскольку установить виновных лиц следователи не смогли, расследование было приостановлено. Это позволило налогоплательщику подать в конце 2018 года уточненную налоговую декларацию.

Налогоплательщик включил в «уточненку» 52,2 млн рублей внереализационных расходов на основании пп. 5 п. 2 ст. 265 НК. А во внереализационный доход налогоплательщик включил внереализационный доход в 20 млн рублей — сумму полученного от страховой компании возмещения из-за утраты застрахованного груза.
Позиция налогового органа

Налоговый орган не согласился с действиями налогоплательщика и в 2019 году доначислил тому 6,8 млн рублей налога на прибыль, 1,4 млн рублей, а также оштрафовал на 171 тыс. рублей. Дело дошло до суда. Суды первой и апелляционной инстанций заявление налогоплательщика удовлетворили, признав решение ИФНС незаконным. В Арбитражном суде Западно-Сибирского округа налоговый орган выдвинул следующие аргументы:

— для квалификации расходов в качестве убытков на основании пп. 5 п. 2 ст. 265 НК подлежит установлению не только факт отсутствия виновников хищения, но и сам факт убытков. При этом такие убытки должны быть подтверждены документально и отражены в бухгалтерском учете;

— в материалах дела отсутствуют доказательства возникновения в бухгалтерском и налоговом учете налогоплательщика убытков от похищенного в пути товара, отсутствуют доказательства оплаты данного товара;

— транспортная компания должна возместить налогоплательщику ущерб от хищения товара в 32,2 млн рублей (за вычетом страхового возмещения) (требования налогоплательщика к транспортной компании просужены и включены в третью очередь реестра требований кредиторов, поскольку транспортная компания обанкротилась);

— налогоплательщик вначале оприходовал спорный товар на склад, а затем списал стоимость этого же товара в убытки в связи с его хищением в пути;

— документы, представленные налогоплательщиком в подтверждение правомерности отнесения расходов к убыткам от хищения груза, содержат противоречивую информацию относительно веса и стоимости похищенного товара;

— виновное лицо в причинении убытков от хищения установлено (по мнению налогового органа, это транспортная компания).

Позиция кассационного суда

АС Западно-Сибирского округа поддержал нижестоящие суды. Он указал, что постановление следователей о приостановлении раследования в связи с неустановлением виновных лиц подтверждает факт отсутствия сведений о виновных в содеянном лицах. Довод инспекции о том, что в рассматриваемом случае убытки налогоплательщик не понесло ввиду отсутствия доказательств оплаты спорных поставок украденного товара, обоснованно отклонен судом апелляционной инстанции, поскольку факт оплаты не имеет значения при определении расходов методом начисления.

При этом довод налогового органа об установлении виновного лица (транспортной компании) в хищении товара опровергается постановлениями Следственного управления (которые приостановили расследование).

«Отнесение спорных расходов к внереализационным, предусмотренным пп. 5 п. 2 ст. 265 НК, по признаку неустановления виновного лица налоговое законодательство связывает с наличием документа, выданного уполномоченным органом государственной власти, подтверждающим факт отсутствия виновных в хищении лиц, данное право не зависит от наличия (отсутствия) источника покрытия понесенного ущерба (определение ВС от 10.10.2017 № 305-КГ17-14045)», — подчеркнул АС Западно-Сибирского округа.

Также суд кассационной инстанции не принял во внимание довод о том, что налогоплательщик оприходовал спорный товар на склад, а затем списал стоимость этого же товара в убытки в связи с его хищением в пути, а также о том, что убыток не сформирован в бухгалтерском учете.

«Отражение налогоплательщиком в бухгалтерской отчетности факта оприходования товара, похищенного неустановленными лицами до его поступления на склад, корректное либо некорректное ведение регистров бухгалтерского учета в данном случае не опровергает юридически значимого для списания на убытки факта хозяйственной деятельности (хищения груза в пути неустановленными лицами), достоверно установленного судами на основании анализа совокупности представленных в дело доказательств», — говорится в постановлении АС ЗСО.

Судебные расходы

По итогам разбирательств в трех инстанциях ООО «Авексима Сибирь» заявила судебные расходы в 1,1 млн рублей. Однако суды (опять же трех судебных инстанций) удовлетворили лишь судебные расходы в 89 тыс. рублей. Суды сочли обоснованным довод Инспекции о чрезмерности требуемой налогоплательщику суммы судебных расходов ввиду явного несоответствия заявленной стоимости юридических услуг, оказанных налогоплательщику, стоимости аналогичных услуг, сложившейся в этом регионе (Кемеровская область).

Мнение эксперта

Екатерина Кузьмина, юрист юридической фирмы «Арбитраж.ру»:

«Вопрос о допустимости включения в расходы убытков от хищения, если виновники не установлены, давно является спорным. Позиция Минфина России по данному вопросу претерпела изменения. Изначально в 2006 году в своем письме № 03-03-04/1/52 ведомство указывало, что включение убытков от хищения в состав внереализационных расходов допустимо в случае вынесения постановления о прекращении уголовного дела. Позже в 2011 году ведомство определило, что достаточно постановления о приостановлении предварительного следствия по уголовному делу в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (Письмо Минфина России от 16.12.2011 N 03-03-06/4/149).

В настоящее время Минфин (Письмо Минфина России от 27.04.2020 № 03-03-07/34451, от 20.08.2019 № 03-03-06/1/63646, от 08.12.2017 № 03-03-06/1/81919) придерживается позиции, что для подтверждения включения убытков от хищения в расходы достаточно любого документа, подтверждающего факт отсутствия виновных лиц. Данные выводы поддерживал Верховный суд РФ, указав, что „убытки от хищения могут учитываться в составе расходов для целей налогообложения прибыли в случае отсутствия виновных лиц только при наличии соответствующего подтверждающего документа, выданного уполномоченным органом власти“.

Анализ судебной практики по данному вопросу свидетельствует о необходимости подтверждения отсутствия виновного лица исключительно уполномоченными правоохранительными органам. Как правило, данным документом является постановление о приостановлении следствия (предварительного следствия) в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, в противном случае включение убытков будет являться несоответствующем законодательству».

Дело: А27-26692/2019

www.klerk.ru