Водители в онлайне. Рынок грузоперевозок проходит через революционные перемены

Довольно консервативный в недавнем прошлом рынок автомобильных грузоперевозок в последнее время проходит через революционные перемены. И дело не столько в пандемии и ее последствиях, сколько в более глобальных причинах.

Причем нынешние изменения коснутся и многих других отраслей, поскольку перевозки – это кровеносная система всей экономики.

Нерентабельность в прошлом

В последние годы на этом рынке наблюдался некоторый застой, а сами перевозчики, особенно если говорить о дальних расстояниях, были откровенно недовольны положением дел. Они сетовали на снижение рентабельности, вызванное дополнительными сборами со стороны государства. Долгое время в центре внимания была борьба дальнобойщиков против системы взимания платы с большегрузов за проезд по федеральным трассам («Платон»), но также сюда можно добавить и ужесточение весового контроля. Все это приводило к тому, что расходы перевозчиков росли.

При этом ставки на рынке оставались довольно стабильными из-за высокой и открытой конкуренции. Здесь работают те же механизмы, которые привели к резкому удешевлению такси. Решающую роль играют биржи грузоперевозок, на которых исполнители и заказчики находят друг друга в ручном или полуавтоматическом режиме – примерно так же, как покупатели и продавцы совершают сделки с помощью сайтов объявлений. На таких биржах за один заказ могут бороться десятки перевозчиков, а в этих условиях цена не может быть слишком высокой.

И вот теперь ситуация резко изменилась. В начале нынешнего года биржи грузоперевозок фиксируют резкое увеличение числа заявок на перевозки и при этом сокращение количества исполнителей. Словом,

теперь уже спрос превышает предложение, а перевозчики оказались в дефиците.

Так, на бирже автомобильных грузоперевозок ATI.SU по итогам первого квартала число заявок на перевозку грузов выросло по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в полтора раза – с 5,4 млн до 8,15 млн, при этом об эффекте низкой базы говорить нельзя. Напротив, март прошлого года получился для перевозчиков весьма успешным, поскольку тогда многие магазины и предприятия спешили сделать запасы перед грядущим локдауном. Резкий спад в перевозках пришелся на вторую половину весны.

Петербург и Ленобласть не остаются в стороне от общей статистики. Так, число заявок на перевозки по нашему региону выросло на 36%, перевозки в Москву и Подмосковье прибавили 22%, а из столичного региона к нам – аж 72%. Разница в спросе на отдельные направления имеет объяснение, но об этом позже.

Между тем количество перевозчиков за тот же период не растет, а, напротив, снижается. В январе-феврале регистрировались около 150 тысяч машин, тогда как годом ранее было около 200 тысяч. Налицо, очевидно, дефицит исполнителей – разительное отличие по сравнению с ситуацией, которая наблюдалась на рынке еще год назад.

Естественно, дисбаланс между спросом и предложением может уравнять только рост цен. Ставки в среднем по рынку за год подросли более чем на 10%. Для перевозчиков это хорошие новости, а вот для всех остальных не очень. Удорожание логистической составляющей сказывается и на конечной цене продукта – так что растущие ценники в магазинах объясняются в том числе ситуацией на этом рынке.

Схожие тенденции наблюдаются и на других биржах грузоперевозок – «Везет всем», «Автодиспетчер», Deliver. При этом резкий рост количества заявок еще не говорит о том, что столь же резко выросли сами перевозки. Биржи информацией о фактически исполненных контрактах не располагают, зато есть другие данные. В частности, так называемый индекс «Платона», фиксирующий перевозки большегрузами на дальние расстояния, остается на относительно стабильном уровне. Официальные данные статистических ведомств также не дают однозначной картины. Так, в Петербурге по итогам марта в сфере «транспортировка и хранение» Петростат фиксирует рост на 11,7%, перевозки в тонно-километрах прибавили целых 46,1%, зато объем перевезенных грузов даже снизился.

В этих условиях можно говорить, что баланс нарушен в первую очередь из-за нехватки исполнителей. Соответственно, многие грузоотправители теряют привычных партнеров и вынуждены размещать заказы на биржах.

В кольце запретов и поборов

Чем же объясняются столь резкие перемены? В период пандемии практически все списывают на нее, и в данном случае велик соблазн сделать то же самое. Коронавирус действительно стал непростым испытанием для рынка: дальнобойщики оказались в группе риска, нередко попадали в больницы, а вдобавок сталкивались с многочисленными и непредсказуемыми ограничениями. Добавим сюда резкое падение спроса во время локдауна и опасность кризиса неплатежей – и логично предположить, что многие игроки ушли с рынка.

На самом деле этого не произошло. Прошлую весну большинство грузоперевозчиков сумело пережить благодаря господдержке, а также относительно быстрому снятию большинства ограничений. Уже к июню рынок начал восстанавливаться, а во второй половине года даже наблюдался умеренный рост – во всяком случае на тех же биржах.

Скорее, определяющим стало начало нынешнего года, которое принесло изменение правил игры. Проезд по федеральным трассам подорожал с 1 февраля, количество пунктов весового контроля продолжает расти, а к этому добавились новые проблемы – ужесточились правила труда и отдыха водителей. Это, с одной стороны, полезная мера – уставшие дальнобойщики порой становятся виновниками страшных аварий со множеством погибших. С другой стороны, чем дольше водитель отдыхает, тем меньше он едет – а значит, и объем перевозок снижается.

Добавим сюда постепенное закрытие городов для транзитных перевозок. Эту меру в целом также можно приветствовать – фуры разрушают городские улицы и сильно сказываются на экологии, так что борьба с ними была необходима. Но условия для самих перевозчиков от этого ухудшаются, причем иногда весьма резко.

В этом смысле нынешний год стал революционным, поскольку для транзитных грузовиков закрыли Москву, включая МКАД. 

Произошло это неожиданно – во время сильных февральских снегопадов буксующие фуры вызвали транспортный коллапс в столице и ее окрестностях, и власти решились на временный запрет для транзитных большегрузов (от 12 тонн). Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное, – запрет решили ввести на постоянной основе, а с 5 мая он коснется еще и среднетоннажных грузовиков (от 3,5 тонны).

Эти резкие и неожиданные перемены затронут не только столичный регион, но почти всю Россию. Во-первых, Москва и Подмосковье являются автомобильным хабом – здесь сосредоточены крупнейшие логистические центры, да и почти все крупные дороги ведут в наш «третий Рим». Последние опросы показывают, что лишь 10% перевозчиков не затронут эти ограничения, поскольку их маршруты и раньше не проходили через столицу.

При этом около 40% понесли серьезные потери при переходе на альтернативные маршруты, а еще 40% столкнулись с трудностями при оформлении пропусков для проезда в Москву – их необходимо получать тем, кто занимается не транзитными перевозками, а возит грузы в столицу или из нее. Естественно, в числе основных пострадавших есть и петербургские перевозчики, поскольку маршрут Петербург – Москва был и остается одним из основных.

Но важно и то, что столица традиционно задает направление, по которому будут идти и другие регионы. Если для транзитных большегрузов закрывают МКАД, то рано или поздно придет черед и нашей Кольцевой автодороги. Правда, скорее всего, это произойдет лишь после строительства других магистралей. В Москве все-таки на такую меру решились после появления ЦКАД, что несколько снизило недовольство перевозчиков.

Интернет и беспилотники

Но даже все эти многочисленные ограничения, скорее всего, стали не главной причиной дефицита перевозчиков. Как считают большинство участников рынка, наиболее сильное влияние оказывает бурное развитие глобальной интернет-торговли, которую пандемия лишь слегка ускорила. Крупные онлайн-магазины стремительно развиваются и расширяются, в это вкладываются огромные деньги – в том числе и в расширение автопарков. Им нужно все больше машин и водителей как для перевозок на дальние расстояния, так и для внутригородской доставки.

В итоге крупные онлайн-ретейлеры берут все большее количество водителей грузовиков, «отнимая» их у логистических компаний, а также просто нанимают тех, кто раньше работал на себя. 

Отсюда и дефицит водителей на биржах грузоперевозок. В самостоятельной работе есть своя романтика, но стабильная зарплата и перспективы карьерного роста для большинства людей значат больше.

Ростом онлайн-торговли, кстати, во многом объясняется и больший спрос на перевозки из Москвы в другие регионы. Все-таки большее количество складов сосредоточено в районе МКАД, а международная доставка тоже нередко проходит через столичные и подмосковные логоцентры. В подобной централизации, кстати, есть немало минусов, и, может быть, нынешнее «закрытие Москвы» изменит ситуацию, вынуждая компании больше развивать логистическую инфраструктуру в регионах.

Между тем рынку уже пора готовиться к новой революции, которая может еще более кардинально изменить ситуацию. Речь идет о беспилотном транспорте. Многочисленные испытания идут вовсю, в том числе и в России. И, как считают многие специалисты, реальное внедрение робомобилей на дорогах начнется именно с грузоперевозок, где выгода может оказаться наиболее существенной. Речь как о перевозках на дальние расстояния, так и о роботизированной доставке товаров и продуктов внутри городов – такие проекты уже внедряются в некоторых странах мира.

Все бы хорошо, но это «светлое будущее» почему-то не радует водителей грузовиков, которые рискуют оказаться никому не нужными. А заодно парадоксальным образом только усиливает нынешний дефицит водителей. Ведь кому захочется выбирать сейчас профессию, которая через каких-нибудь 5–10 лет может уйти в прошлое?

Леонид Александровspbvedomosti.ru