«Зарабатывать, а не ждать инсульта за рулем»

Дальнобойщик из Рязани Алексей Борисов — о том, что нужно изменить в сфере грузоперевозок.

Дальнобойщики зарабатывают много, но расходы часто превышают доходы: на содержание семьи, не говоря уже об отпуске и лечении, денег практически не остается. Водитель большегруза из Рязани и участник протестных акций Алексей Борисов рассказал «7х7», что нужно изменить в сфере грузоперевозок в России, какой он видит свою работу в идеальном будущем.

Алексей Борисов не интересовался политикой до 2016 года — тогда он впервые вышел на массовую акцию протеста против введения системы «Платон»: он понял, что работать придется еще больше, а зарабатывать — гораздо меньше. С тех пор он выходил на акции против повышения пенсионного возраста, против «вечного правления» Путина. После избиения во время акции протеста 31 января 2021 года попал в больницу.

— После первого митинга [23 января] в поддержку Навального губернатор Николай Любимов заявил, что многие участники даже не знали, зачем вышли на протест. Это не так. Многие вышли только потому, что уже поняли: их сферу деятельности «накрыли» такие законы, которые губят и профессию, и семью.

В грузоперевозках работают как крупные компании, так и ипэшники [индивидуальные предприниматели] и самозанятые. Примерно до 2016 года водители большегрузов массово начали регистрироваться как индивидуальные предприниматели, они платили все налоги, хватало на амортизацию машин и на семью. Сейчас они снова начали «уходить в тень», потому что работают чуть ли не в минус.

Заработки у перевозчиков большие, но расходы порой бывают больше. 

К примеру, в месяц я могу заработать больше 120 тысяч рублей. Но одна покрышка на колесо стоит в среднем 30–40 тысяч рублей, а колес на моей машине восемь. Менять их приходится регулярно, ведь разгружаюсь я на стройках, а там кругом торчат арматуры. Дальше: осенью мне пришлось ремонтировать мотор, и обошлось это удовольствие в 150 тысяч рублей. Это дешево, поскольку я ремонтировался сам, услуги механика обошлись бы мне еще тысяч в 30. При этом я не работал три недели, за которые мог бы заработать тысяч 80. Итого — потеря примерно 230 тысяч рублей. Вычтем приблизительно 35 тысяч рублей в год — сумма транспортного налога, где-то 80 тысяч рублей — платежи по системе «Платон». Так много ли мне остается на семью, которой я практически не вижу? Что нужно сделать?

Отменить транспортный налог и «Платон»

В стоимость топлива и так включены акцизы и НДС, выручку от которых и надо направлять на ремонт и строительство дорог. Транспортный налог — вообще непонятная штука, ведь его в полном объеме платят даже те, кто выезжает на машине только летом на дачу.

Остановить рост цен на топливо

Неподъемная стоимость топлива приводит к трагедиям, я не преувеличиваю. За один рейс в Подмосковье я получу 14 тысяч рублей, 8 из них я заплачу за топливо. То есть чистая прибыль — шесть тысяч рублей. Чтобы «отбить» стоимость топлива, я заезжаю по дороге еще на одну загрузку и зарабатываю примерно те же 6–7 тысяч рублей, а не 14 тысяч рублей. Потому что логисты хорошо понимают, что такое обратный рейс, за него платят вполовину меньше, чем за обычный. То есть вместо того, чтобы после разгрузки отдохнуть, поесть в кафе и порожняком ехать домой, я еду на новую загрузку, с этим грузом спешу на разгрузку, потому что мне нужно успеть к определенному времени. У меня болит спина, я устал, у меня мельтешит в глазах (особенно зимой плохо, снегопад — мой враг). В таком состоянии недалеко до аварийной ситуации. Нашу работу надо отладить так, чтобы просто работать и достойно зарабатывать, а не ждать инсульта за рулем.

Влиять на власть через профсоюзы

Я не пошел бы работать во власть, даже если предложили бы: у меня нет специального образования, не хватает знаний. Да и по звуку мотора грузовика заскучал бы уже через месяц. Но я вошел бы в профсоюз, чтобы помочь власти понять, в чем нуждаются водители большегрузов и дальнобойщики, что нужно улучшить в этой сфере. Помимо отмены транспортного налога и «Платона», я бы увеличил плату за перевозки. С 2016-го она выросла на копейки, как пенсия.

Поднять пенсии и зарплаты

Если говорить в общем о будущей жизни, я не хочу, чтобы что-то сильно в ней менялось. Просто чтобы все пенсионеры получали пенсию, к примеру, как у моей мамы, — это чуть больше 25 тысяч рублей. Она работала на вредном производстве, потом добавили за возраст 80+. При такой пенсии она не понимает, за что люди выходят на протестные митинги. Я хочу, чтобы у всех пенсионеров была такая пенсия, чтобы у рабочих хватало средств на нормальную жизнь и на отдых, ведь сейчас многие пашут без выходных и отпусков. Чтобы люди не работали на износ, отправляясь на кладбище в 40–45 лет, как в странах третьего мира.

Екатерина Вулих7x7-journal.ru