Его никогда не подводили машины. О романтике дорог из первых уст

Леонид Базганов – всю жизнь за баранкой большегрузов, более 40 лет ест, спит и живёт за рулём. 12 лет ходил он по дальнобою на КАМАЗе, а потом сменил асфальтовый паркет на таежное бездорожье. Такая романтика не каждому под силу.

Дальнобойщиком себя Леонид больше не считает. «Это ж «паркетники», которые ездят по асфальту», – говорит он с улыбкой. А ведь исколесил он немало. У водителя первого класса – километры дорог за спиной. Только сейчас они – совсем не такие, как раньше, и пролегают по лесной чаще да бездорожью… 

Девять лет трудится Степаныч (как по-свойски кличут его коллеги) в автолесовозном цехе АО «Соликамскбумпром». О том, как пришёл в профессию и о своём детстве он вспоминает из кабины большегрузной иномарки «Сканиа».

– Машина у меня сейчас хорошая, полтора года на ней езжу. На предприятии обновили практически весь автопарк, – начинает разговор Леонид Степанович. – А желание крутить баранку у меня с детства, правда, о дальнобое даже не думал…

За баранкой с детства

Леонид Базганов – один из тех, кто осуществил мечту многих мальчишек, которые мечтали вырасти и стать водителями больших грузовых машин, объехать на них весь мир.

Любовь к автомобилям передалась ему от отца. Родился маленький Лёня в Соликамском районе, в деревне Ящино, что в семи километрах от Жуланово, потом семья перебралась в Татарское.

– Чем было заняться детворе в деревне? Семья большая, детей – восемь человек, я был шестым. Помогал родителям по хозяйству, из развлечений – бегали в лес по грибы да по ягоды. А ещё любил проводить время с отцом в гараже (у нас был свой легковой автомобиль). Отец его ремонтирует, а ты со щенячьим восторгом, изображая рёв мотора, выкручиваешь рулём в разные стороны!

Папы не стало, когда мне исполнилось шесть. И мама из-за тяжёлого материального положения (а она всю жизнь отработала дояркой на ферме) отдала нас в школу-интернат в Боровске, там я учился с первого по восьмой класс.

Первый опыт

Потомственный шофёр, даже не раздумывая, поступил в автодорожный техникум. А с большегрузом «познакомился», когда стал работать на седьмой автобазе вместе со своими братьями.

– Представляете, я такой ещё пацанёнок – и уже за рулём здоровенного КрАЗа (дальнобои называют его ещё «рэксом»)! Это супергрузовик – огромный, один из мощнейших «проходимцев» советской эпохи… А какой вид открывался с высоты кабины этой чудо-техники! – говорит собеседник. – В общем, отработал я на нём сколько-то, потом меня загребли в армию, где я служил стрелком в погранвойсках на китайской границе.

От трактора до КАМАЗа

После армии приручить «рэкса» не довелось. По возвращении домой братья позвали в совхоз «Соликамский». «Пошли, мол, через полгода трактор новый получишь и квартиру с нуля». Так оно и вышло. Там Леонид Базганов отработал 10 лет. Потом пересел на «санитарку» в ФАПе (отечественный санитарный автомобиль), где научили оказывать первую медицинскую помощь.

Следующим автомобилем стал КамАЗ, на котором ходил по дальнобою. Это было уже на «Сильвините» (сейчас – «Уралкалий»), где отработал 12 лет.

Коллектив, вспоминает он, был отличный, с которым связаны одни из лучших воспоминаний в жизни. Степаныча уже тогда уважали за его обострённое чувство справедливости, за профессионализм, за добросовестное отношение к работе. В 2000 годах его портрет был на Доске почёта калийщиков. Водитель-профессионал неоднократно участвовал в различных соревнованиях и был не раз удостоен благодарностей ко Дню водителя.

Без взаимовыручки никуда

За баранкой большегрузов он исколесил полстраны. Путь по командировкам пролегал от Соликамска до Украины, Астрахани, Волгограда, на север – в сторону Мурманска, на восток – до Новокузнецка, Новосибирска, Кемерово.

– Возили разные грузы: и трубы, и шахтное оборудование, и стройматериалы… – вспоминает собеседник. – Самый длинный маршрут был в сторону Мурманска. Мы везли туда оборудование, обратно ехали, заезжали в Москву, догружались – и обратно. Конечно, были раньше на дорогах и бандюганы. Сейчас уже не так стало.

– Не жалели, что выбрали такую рискованную для жизни профессию? Как выходили из таких ситуаций?

– Всякое бывало: и обманывали, и охранников с собой брали. Только в таких ситуациях и охранник не поможет. Подойдут к кабине с моей стороны, автомат покажут. Куда денешься? Приходилось платить из своего кармана. Бандиты орудовали и в Магнитогорске, и в Челябинске. Помню, меня хорошо прихватили как-то в Саратовской области. Пять тысяч отдаёшь – и поехал дальше.

– Отважные люди вы, однако, дальнобойщики…

– Без мужского братства и взаимовыручки на дороге – никуда. У нас у всех есть рации. Когда «прижимали», других ребят-дальнобоев подтягивали.

Дом на колесах

Говорят, красота требует жертв. То же самое можно сказать и о дальнобое. Ради любимого дела от многого пришлось отказаться.

– Раньше дома держали с женой две коровы, два быка, поросят, кур, а когда по дальнобою пошёл, пришлось с сельским хозяйством распрощаться, времени ни на что нет, – рассказывает Леонид Степанович. – Бывало, на час-два заехал домой – и снова в путь. День и ночь за баранкой. Правда, успел отстроить дом в Тохтуева.

А вообще фура для дальнобоя – второй дом. Здесь тебе и климат-контроль, и автономочки, и плеер, и газовая плитка, где можно подогреть и первое-второе, и чай-кофе, и кровать за спиной.

Сейчас езжу на 13-тонной «иностранке» (так мы зовём новые машины «Скания»). Вроде бы и машины хорошие, современные, и техосмотры проходим, и диагностику, но любая техника всё равно требует внимания. Всё же надо отрегулировать, хоть на «рэксе», хоть на «Скании», чтобы не вышла из строя под 60 тонным грузом.

Но мои машины меня ещё ни разу не подводили. Сейчас ездим по очереди с напарником Андреем Ципуштановым. И переживаем друг за друга. Когда не за рулём, чувствуешь себя, как на иголках.

В борьбе со сном

Знают дальнобойщики и проверенные способы борьбы со сном за рулём.

– Самое большее я не спал один раз, когда ехал 36 часов «без перекура». Когда работал на «Сильвините», надо было срочно везти груз в Москву. Но ничего справился, – вспоминает он. – А сейчас установили ещё тахографы, которые сигналят, когда надо отдыхать: проедешь четыре с половиной часа – 45 минут перерыв. А когда отдохнёшь, то можешь ездить сутки-двое, устал, «моргнул» на 3-4 часа – и снова в путь. И перед рейсом дома обычно пораньше ляжешь спать.

Или включил погромче музыку, если не помогает – выйдешь из машины, крепкого чаю попьёшь. Но сколько езжу за рулём с 1980 года, со мной такого не было, чтобы я заснул за рулём. Когда очень хочется спать, я лучше остановлюсь, прислонюсь к рулю, и подремлю минут 10-15. И сон проходит.

А кого только не встретишь на дороге. Бывает, порожняком едешь, то медведь встанет перед машиной на задние лапы, как будто «сдаётся», потом убегает. И медвежат не раз видел за Вишерой. То лось стоит на бровке и смотрит тебе вслед…

Шоферская династия

Супруга – Светлана Вадимовна – уже привыкла за столько лет, что муж всё время в дороге. Они познакомились ещё в совхозе «Соликамский».

С тех пор всю жизнь их разделяют только километры. Но разве они помеха для семейного счастья? Зато отдыхают всегда только вместе, чаще — в селе Тохтуева, где лес рядом. В родное село Татарское выбираются теперь разве что по грибы да по ягоды. Когда все вместе, собираются за большим дружным столом. Базгановы воспитали и вырастили троих детей. Подрастают трое внуков. Дети, как и родители, – все с водительскими правами, племянники – и те ходят по дальнобою. Так что шофёрская династия Базгановых продолжается…

Ольга Татаркинапросоликамс.рф