«Огромные суммы идут мимо бюджета»: как большегрузы бывшего депутата Госдумы объезжают весовой контроль

В редакцию ИА «Версия-Саратов» обратились жители села Подгорное Энгельсского района. Просят помочь достучаться до властей — районных и областных.

Дело в том, что эти люди, живущие всего в 25 километрах от Энгельса, словно отрезаны от цивилизации. Мало того, что их село — единственное в районе до сих пор не газифицировано. Так еще и пути в Подгорное практически нет. Ни пожарные, ни «скорая» не доберутся. Школьный автобус уже отказался возить детей. «Нас здесь всего 100 человек проживает постоянно, — говорят селяне. — Но мы, видимо, и не люди вовсе, судя по отношению к нам чиновников».

100 лет бездорожья

Дорога в Подгорное уже обрела некоторую славу. О ней, точнее о ее отсутствии, местные информационные издания много писали последние пять лет. Так, одна из публикаций от 2015 года рассказывала о представлении прокуратуры Саратовской области в адрес тогдашнего министра транспорта и дорожного хозяйства Николая Чурикова. Как раз по поводу состояния дороги на Подгорное, которая не соответствовала ГОСТу. Министру велено было все исправить.

Сами жители села рассказывают, что за свою дорогу они бьются второй десяток лет. «У нас есть активистка — Юлия Ивановна Елизарова, ей уже за 80. Так вот у нее переписка с самыми разными инстанциями — администрацией района, правительством области, прокуратурами — насчитывает несколько томов», — говорит жительница села Нелли Боженко.

Отчаявшиеся жители села

Подгорное было основано еще в 1842 году. В начале 20 века деревня на 89 дворов превратилась в село почти на тысячу жителей со школой, библиотекой, кирпичным заводом и шестью мельницами.

В 1970-х вокруг села Подгорное, которое к тому времени уже изрядно помельчало, начали образовываться дачные поселки: «Разведчик», «Испытатель», «Огонёк».

Но первая дорога с твердым покрытием появилась здесь только в 1992 году. Говорят, что силами компании «Саратовнефтегаз». Она же, в ответ на просьбы жителей села и дачников, в 2000 году якобы укрепила проезд в Подгорное через овраг бетонными плитами. Они до сих пор там, в овраге, лежат.

По другой версии, бетонная дорога — наследие военных. По словам Юрия Владимировича, дачника СНТ «Огонёк», когда-то в этом месте базировалась военная часть: «У нас здесь дача появилась в 1987 году, так что я их застал. Это была точка ПВО. Стояли радары. У них тут когда-то все было: котельная, шахты и так далее, — рассказывает собеседник. — Военные за территорией следили. И за дорогой тоже. Как какая ямка, они тут же ремонтируют. Но как только военные ушли — это было в начале 90-х — кирпичный завод всю дорогу разворотил напрочь».

В разрушении и износе дороги к селу и дачному массиву люди винят именно «кирпичку» — ООО «Энгельсский кирпичный завод» (ЭКЗ). И его гендиректора — Сергея Канчера. Бывшего депутата Госдумы, бывшего министра строительства и ЖКХ Саратовской области и бывшего же зампреда областного правительства.

Красная дорога

В непосредственной близости от села Подгорное разрабатывается карьер. Глину из него, как рассказывают местные жители, огромные большегрузы возят на кирпичный завод. Это вредит дороге. Грузовики буквально выдавили асфальт.

«Одновременно могут ехать 7-8 транспортных средств, не переставая с 7 утра до 10 вечера. Без выходных и праздников. Только сильный ливень их может на время остановить. И вот еще — карантин сдерживал целый месяц», 

— рассказывают местные.

По их словам, многократные обращения граждан во всевозможные инстанции по поводу ситуации с дорогой просто игнорируются.

«Воз и ныне там. Реакция была только однажды, когда обращались непосредственно к Александру Стрелюхину. Собственно после этого нам и восстановили дорогу, а затем появились запрещающие знаки и позже — весовой контроль», — говорят наши собеседники.

По рассказам местных жителей (и по новостным заметкам от 2017 года), нынешний председатель правительства области Александр Стрелюхин, будучи и. о. главы Энгельсского района, обязал руководство компаний, которые возят здесь большегрузами сырье для своих производств, восстановить подъезд к селу Подгорное от ровенской трассы.

Работы были проведены силами ООО «Энгельсский кирпичный завод» и АО «Саратовоблжилстрой».

«Асфальт был самым безобразным образом вскрыт и вывезен. На остатки насыпали щебня крупного, а сверху все это присыпали керамзитобетонной смесью, — рассказывает Олег, дачник СНТ „Испытатель“. — Дорога стала красного цвета, мы ее так и называли „красная дорога“. До тех пор, пока глину не смыло дождями. Ездить по такой дороге было абсолютно невозможно. Пыль стояла стеной. Она оседала на нашем транспорте, и мы ее возили в город и на свои дачи. Так постепенно всю и вывезли. За два года тут обнажился весь щебень, по которому ездить опасно, все съезжают на обочину и едут по ней. Дорога — ужас, адовая просто».

«Не выезжаем, чтобы не вредить машине»

По словам жителей села, школьный автобус уже отказался возить детей из Подгорного в школу в Терновке. Говорят, что это из опасений перевернуться прямо с детьми.

«Ну, вы сами видите какие здесь ямы. Рейсовые маршруты тоже к нам ехать не хотят. В этом году пустили автобус три раза в неделю, но он еле едет. Скорая помощь, пожарные — всем неудобно. Господи, да тут всего-то 2 км дороги. Это что — великие деньги какие-то на ремонт?», — говорят местные жители.

По словам Нелли Боженко, многодетной матери, чья семья с начала режима самоизоляции проживает в Подгорном постоянно, ей самой пришлось перевозить дачников, которых автобус до села довести так и не смог.

«Был инцидент — автобус остановился на полпути до села и высадил всех пассажиров, потому что дальше ехать не рискнул. Пассажиры — все бабушки старше 70 лет. Сами бы просто до села не дошли. Я ехала следом за автобусом, поэтому взяла в машину нескольких пассажирок. И так несколько рейсов сделала пока всех перевезла, — рассказывает собеседница. — Личные автомобили тоже этой нагрузки не выдерживают. За последние 4 месяца постоянного проживания в селе мне „ходовую“ на автомобиле перебрали уже два раза. Моя семья составляет 5% населения всего села. У нас четверо детей. Мы их перестали уже вообще в город вывозить, и сами практически не выезжаем, чтобы лишний раз не вредить машине. Работаем онлайн и живем тут постоянно. Но так долго продолжаться не может. В сентябре детям нужно идти в школу. Автобуса нет, возить придется родителям. А как?».

«Я проеду через вас»

Людей возмущает тот факт, что весовой контроль и запрещающие знаки, которые были призваны защитить дорогу от разрушающего воздействия большегрузов, попросту игнорируются водителями. И, видимо, руководством кирпичного завода — тоже.

«Мы 6 лет добивались установки весового контроля и ремонта дороги. Дорогу нам отремонтировали летом 2017 года. Тогда же поставили знак, что проезд грузового транспорта запрещен. На знаке ограничение стояло — 8 тонн. 

Сейчас значение замазали. То есть получается, что грузовикам вообще здесь ездить нельзя. Но все эти запреты игнорируются с первого дня. Под этот знак 25-30-тонники как ездили, так и ездят. Ничего их не останавливает, — рассказывает Нелли Боженко. — Мы снимаем их на видео в телефонах, но им плевать. Они не боятся. Я сама неоднократно перекрывала им дорогу на своем автомобиле. Выходила, задавала вопросы, мол, почему они ездят под запрещающий знак. В ответ слышала: „Нам сказано ездить здесь. Уберите свою машину с дороги, иначе я проеду через вас“».

До пункта весового контроля, который в тестовом режиме работает с зимы, большегрузы и вовсе не доезжают. Катаются в объезд по грунтовой дороге: «Тоннары объезжают его по полю и снова выезжают на сельскую дорогу».

Местные жители задаются вопросом: неужели никого во власти или в надзорных ведомствах не беспокоит тот факт, что огромные бюджетные средства, которые были затрачены на установку весового контроля, израсходованы зря?

С техникой нельзя договориться…

Новый автоматический пункт весового контроля у села Подгорное презентовали общественности в этом году. Министерство транспорта и дорожного хозяйства Саратовской области в феврале устраивало пресс-тур на место. Демонстрировали чудо техники. Дескать, специальные датчики, установленные прямо под дорожным полотном, позволяют «исключить коррупционный и человеческий фактор». Так как с техникой договориться невозможно.

Замминистра транспорта и дорожного хозяйства Иван Казаченко, тогда же — на презентации, сообщил, что весовой контроль был поставлен вовсе не во благо жителей маленького села на живописном берегу Волги. А в рамках профильного национального проекта. Главная его задача — сохранить участок трассы «Самара-Пугачев-Энгельс-Волгоград» от разрушения.

Трасса имеет федеральное значение, а именно в этом месте, по словам замминистра, наблюдается большой поток большегрузного транспорта со стройматериалами, сезонными овощами и фруктами, и т. д.

Казаченко рассказывал, что если автоматические весы зафиксируют перевес, то сведения о нарушении сразу окажутся в ГИБДД. А та в свою очередь выявит нарушителя и привлечет его к ответственности.

«Штрафы большие и зависят от уровня превышения, — рассказывал замминистра журналистам. — Если речь идет о 10% перевеса, то это порядка 100 тысяч рублей. Максимальное наказание — 400 тысяч рублей».

… Но технику можно объехать

Хорошо, пусть не ради жителей села Подгорное, и не ради сохранения сельской дороги ставился пункт весового контроля. Пусть все дело в сохранении трассы федерального значения «Самара-Пугачев-Энгельс-Волгоград».

Но тогда тем более непонятно, почему автомобили, груженные глиной, избегают проезда через датчики веса? И по чьему дозволению съезжают с федеральной трассы к карьеру и выезжают на нее с грузом по проселочной дороге?

«Здесь установлено ограничение по 20 тонн на каждую ось. Но эти машины могут перевозить более 40 тонн. Они ездят с огромным перегрузом, и сама машина весит больше 10 тонн, — говорят жители села. — То есть, как минимум 50 тонн ежедневно, каждые 5 минут убивают не только эту дорогу, но и ту самую трассу федерального значения. Она к тому же ведет к месту приземления Юрия Гагарина. Туда, где должен появиться Парк покорителей космоса. Вячеслав Володин хочет развивать это место, нашел почти миллиард рублей на новый парк. Так вот трассу туда убьют еще до того, как парк построится. Штраф, говорят, около 500 тысяч рублей только за одно такое нарушение, за один проезд с перегрузом. А здесь, как вы заметили, нескончаемый поток большегрузов. И едут они где? Вдоль трассы по проселочной дороге, выезжая на нее после весового контроля. То есть огромные суммы идут мимо бюджета!».

В своем обращении к новому главе Энгельсского района Алексею Стрельникову, жители села написали, что самостоятельно противостоять руководству кирпичного завода уже не могут: «Люди устали бороться с беспределом, и у нас больше нет финансовой возможности постоянно ремонтировать свои автомобили из-за ужасающего состояния дороги. Помогите нам остановить грузовики! Мы не можем целыми днями преграждать путь этим большегрузам в наше село, — заявляют жители Подгорного. — Почему за счет средств жителей Энгельсского района, за счет средств федерального бюджета, владельцы кирпичного завода решают свои коммерческие вопросы и обеспечивают собственное процветание? Просим обратить на это внимание губернатора, администрацию Энгельсского района, прокуратуру Саратовской области и всех, кто в решении этого вопроса должен быть заинтересован».

Карьер на сельхозземле? А что, так можно было?

С самим Канчером жители села Подгорное, кстати, не связывались. Говорят, не видят смысла: «Ситуацию понимают абсолютно все. При желании он давно мог проложить дорогу своим грузовикам из плит, как это делали военные. Но раз этого нет, то очевидно, что ему это не нужно».

Кроме того, активисты из числа местных жителей говорят, что провели собственное расследование и наткнулись на еще один вопиющий факт. Выяснилось, что Энгельсский кирпичный завод, дескать, разрабатывал свой карьер на землях сельхозназначения.

«Это можно было увидеть на публичной кадастровой карте, — говорит Нелли Боженко. — Категория этого участка еще недавно относилась к землям сельхозназначения. То есть, теоретически, разработка карьера, недропользование здесь были невозможны. Следовательно, можно предположить допущение грубого нарушения федерального закона. В результате чего бюджет, наш нищий сельский бюджет, недополучал положенные налоги. Отчисления налоговые, вероятно, были занижены в 4-6 раз. Инициативная группа жителей села писала по этому поводу письма. И, насколько нам известно, в прошлом году перевод из земель сельхозназначения в промышленные все-таки состоялся. Спустя 15 лет».

«Кирпички» ответ

Поговорить непосредственно с Сергеем Канчером журналистам ИА «Версия-Саратов» не удалось. Вместо него нам предложили пообщаться с главным инженером ООО «ЭКЗ» Владимиром Ждановым. Тот постарался ответить на все претензии селян. Насколько убедительно получилось, судите сами:

«У вас неправильная информация. Мы к селу Подгороное даже не подъезжаем. Село от карьера находится довольно далеко. Мы не ездим по асфальтированной дороге, по грейдеру. У нас есть разрешение, по которому мы едем полевыми дорогами. Кем выдано разрешение я не помню. Оно от тех, кому принадлежит земля. Мы напрямую от трассы мимо старых дач везем. Именно потому, что жители возмущались нашим машинам, мы с этого года уже по сельской дороге не ездим.

К тому же нам это запрещено. Там на повороте на Подгорное установлен знак, запрещающий движение грузовых машин. Чтобы не нарушать ПДД, мы вынуждены ездить по полевым дорогам к карьеру.

Нет, дело вовсе не в весовом контроле. Мы его не избегаем. У нас по этой части нарушений нет. Мы по весу проходим. По габаритам тоже. Но пройдя весовой контроль нам некуда свернуть. Там знак. Вот и вынуждены сворачивать в другом месте на проселочную дорогу. Так получается, что сворачиваем задолго до весового контроля.

Груженые машины на трассу у нас вообще не выезжают. То есть, мы выезжаем в Энгельс в другом месте, где нет ограничений по движению большегрузов», — заверил представитель завода.

P.S.

Журналисты ИА «Версия-Саратов» побывали в Подгорном, чтобы проверить рассказ жителей села. Мы запечатлели на видео и фото весь путь грузовиков до карьера и от него. «Проводили» несколько большегрузов прямо до кирпичного завода по той самой трассе, которую министерство транспорта и дорожного хозяйства надеется сохранить, введя ограничения по весу.

Сами видели, в каком месте грузовики съезжают с трассы на проселочную дорогу и где на трассу выезжают. Заметили подозрительного мужчину, дежурившего в кустах в месте съезда большегрузов на грунтовку. Что он там делал и какова его роль — выяснить не удалось. Но местные говорят, что он отмечает въезжающие грузовики и агрессивно себя ведет при попытках его запечатлеть.

И да, дорогу на село Подгорное мы тоже видели. И можем ответственно заявить — это не дорога!

А места там и правда, красивые. И люди в Подгорном — самые настоящие. Только отчаявшиеся.

Дина Болговаnversia.ru