г. Череповец ул. Боршодская, д.4
г. Вологда, ул. Гагарина, 83
INFO@TS035.RU
Array
(
    [SHOW] => Array
        (
            [DESKTOP] => 1
            [FIXED] => 
            [MOBILE] => 1
        )

    [ADVANCED] => 1
    [VALUES] => Array
        (
            [246] => Array
                (
                    [ID] => 246
                    [NAME] => Магазин Вологда
                    [ADDRESS] => г. Вологда, ул. Гагарина, 83
                    [EMAIL] => info@ts035.ru
                    [PHONE] => Array
                        (
                            [DISPLAY] => +7 (8172) 75-40-40
                            [VALUE] => +78172754040
                        )

                    [SCHEDULE] => 
                )

        )

    [SELECTED] => Array
        (
            [ID] => 226
            [NAME] => Магазин
            [ADDRESS] => г. Череповец ул. Боршодская, д.4
            [EMAIL] => INFO@TS035.RU
            [PHONE] => Array
                (
                    [DISPLAY] => +7 (8202) 30-20-50
                    [VALUE] => +78202302050
                )

            [SCHEDULE] => 
        )

)
+7 (8172) 75-40-40
г. Вологда, ул. Гагарина, 83
Заказать звонок
Войти
Логин
Пароль
Логин
Пароль

40 лет на международных маршрутах

Сергей Николаевич Будилов работает водителем на автотранспортных предприятиях, выполняющих международные автоперевозки, уже почти четыре десятка лет. Чего только не случалось с ним за эти годы!

– Сергей Николаевич, расскажите нашим читателям немного о себе.– Я родился 16 июня 1955 г. в Ленинграде. Там же окончил сварочно-машиностроительный техникум. После был направлен мастером в Воронежскую область, как мне пообещали, на военный завод. А оказалось, что в колонию строгого режима. В общем-то, я не жалею, что так получилось: работал хорошо и зэки меня уважали. Потом меня прямо из колонии призвали в армию. Два года (с 1974 по 1976 г.) служил в Ленинграде в Вагановском гарнизоне. Дорога жизни, войска ПВО. В те годы чуть не попал в Египет, но тогда наш гарнизон туда не отправили. Сразу же после армии по комсомольской путевке направили на Кировский завод инженером-технологом, где я отработал два года в сварочно-сборочном цехе, что тоже пошло мне на пользу. Зарплата у инженера в то время составляла 120 рублей плюс прогрессивка. Пока работал, выучился на водителя. Ведь когда я впервые увидел машины «Совавто», то загорелся мечтой стать водителем.

Получив водительские права, на протяжении семи лет работал в 32-м парке на Волхонке, где также трудились мой отец и крестный. Они-то и уговорили меня вступить в партию, что мне в дальнейшем пригодилось.

В то время в Советском Союзе существовало объединение «Ленпромтранс», в которое входили все автомобильные предприятия, обслуживающие промышленные организации. И «Совавто» как раз набирало с таких предприятий по два-три человека к себе на работу. Предложили и мне. Тогда (а это было в мае 1985 г.) оформляли без всяких увольнений – по переводу. Правда, пришлось потратить три дня на оформление документов, так как в то время нужно было быть партийным и женатым, и лучше, чтобы дети были.

Первые два года пришлось отработать на перецепке, то есть водитель, который работал на западном направлении, встречал иностранного коллегу в Бресте, где они обменивались полуприцепами и разъезжались к местам разгрузки.

– Практически так же, как работаем в нынешнее время.

– В те годы у водителей было принято дарить подарки. Например, красивые полиэтиленовые пакеты, с которыми сейчас все ходят по магазинам. В советское время их у нас не было, а только различные авоськи. Дарили ручки, зажигалки, колготки – все это за перецепку, так было принято. Иногда даже деньги нам давали. По тем временам, хочу сказать, очень большие: и по 50, и по 100 рублей, когда средняя зарплата составляла чуть больше 100 рублей.

Раньше жили очень дружно и уважительно относились друг к другу. В то время в «Совавто» работало много водителей-автогонщиков, музыкантов, спортсменов – хоккеистов, волейболистов, футболистов, которые после травм или по возрасту вышли в тираж. «Совавто» было очень престижным местом работы.

– Ваш руководитель Илья Маркович как раз был автогонщиком, рассказывал об этом.

– У нас, кстати, есть механик Сергей Федорович Смуров. В этом году будет 50 лет, как он работает в «Совавто». Его отец был знаменитым автогонщиком, тоже работал на нашем предприятии. И сын по стопам отца сюда пришел. Раньше у нас был свой спорт-бокс для гоночных машин. На спортивном МАЗе выступал знаменитый гонщик Львов, который в свое время участвовал в соревнованиях на спортивном МАНе за голландцев. Его сын также занимается автоспортом, у него есть гоночная площадка, расположенная у поселка Ленсовета.

– Да, у «Совавто» действительно богатая гоночная история! Команда является одной из старейших в регионе.

– Это верно. Недавно отметили 60 лет! Наша команда считается одной из первых, но дебютантом все же была команда «Совавто-Бийск». Они тогда ходили в Монголию, Китай чуть ли не на лошадях (смеется). А потом организовалось «Совавто-Ленинград». Сначала ездили на «Захарах», потом на «Колхидах», затем появились «Шкоды», первые «Вольво» 89-е. Мы их называли «вельветовые», потому что у них вся кабина была отделана вельветом. Очень теплые машины были, для того времени просто шикарные! Диски у них были разборные, из 3-х частей. Колесо снимаешь, в определенном месте ударил, и оно разобралось – очень удобно!

– Значит, с тех времен пошла любовь к «Вольво» у «Совавто»?

– Ну да, и потом других машин практически не было. В один момент закупили 30 «Ивеко», но потом быстро от них избавились. У них моторы очень хорошие, но вот все остальное – так себе. Электрика слабая, они очень холодные, не для нашего климата, так скажем. Рейсы на Иран мы выполняли исключительно на «Вольво». Некоторые на МАЗах ездили, «Мерседесы» даже грелись, а «Вольво» все нипочем, рабочая лошадка!

Получение новых тягачей «Вольво».

– Получается, скоро будет 40 лет, как вы работаете на международных перевозках. В каких странах успели за такой долгий срок побывать?

– Для меня самое главное, что я год отработал на Иран, это было в 1989 г. Первые полгода ездили вдвоем с напарником. На Иран возили яйца из Финляндии, сыр из Франции, из Германии и Дании мясо поставляли, причем только говядину, так как страна мусульманская. На коробках была нарисована голова коровы, которая обязательно была повернута в сторону солнца, и там было написано, что корову забивают только при восходе солнца. Так я полгода непрерывно и проездил в Иран. Забирал перецепку – ехал туда, потом обратно. После был небольшой отпуск, затем один раз съездил в Финляндию и вновь полгода на Иран.

Расскажу немного об этих рейсах. В Азербайджане есть город Астара, на границе с Ираном. Так как граница проходила прямо через город, то мы его называли «Астара советская» и «Астара иранская». Город находился на берегу Каспия, поэтому каждый день ели черную икру, вареную и пареную осетрину и шашлыки. Словом, жили, как на курорте.

Наши рефрижераторы собирали в колонну, которая достигала 60 машин. Ее возглавляли джипы с охраной. В хвосте тоже ехали машины охраны. Так оповещали местных жителей о том, чтобы они ни в коем случае не подходили к рефрижератору в случае его поломки.

В 120 км от границы вся колонна останавливалась на ночлег. И поднимали нас в 3 часа ночи, пока на дорогах не было других машин, потому что правила дорожного движения там никто не соблюдал. До Тегерана было 550 км от границы и находился он на высоте 2 000 м над уровнем моря. Сначала ехали 120 км вдоль Каспия, а потом уже шел подъем, но, кстати, не очень крутой и с нормальной асфальтированной дорогой. На подъезде к Тегерану была стоянка. Туда загоняли машины, потом приезжал автобус и нас везли в гостиницу Тегерана, где размещались водители из всех подразделений «Совавто». Затем те, кому было нужно, отправлялись на разгрузку, на таможню. Процедура довольно-таки долгая, так как нужно было проходить врачей, температурный режим и прочее. В общем, один кругорейс занимал около 15 суток.

– Интересная история! А потом куда ездили, после Ирана?

– Мне довелось сделать пять рейсов через Югославию в город Битола, что на границе с Грецией, а это почти 900 км по территории Югославии. Мы туда возили картон из Антропшино. До чего была красивая страна, даже интереснее, чем Франция. Она хорошо развивалась, за что ее и разбомбили, к сожалению... Как же к нам там хорошо относились! На границе югославы к нам обращались «братка», и мы так же в ответ. Болгары нас называли «братушка», а они – «братка». Вот стоит очередь на границе, кого там только не было... И вот инспектор, видя русскую машину, завешивал шторы и приглашал к себе.

В Югославию обязательно нужно было брать с собой разные значки, так как местные жители были на этом помешаны (смеется): и полиция, и таможня, и пограничники. В первую очередь спрашивали: «Значки привез?». Поставишь коробку на стол, а они выбирают. Посидим, поговорим, они нас подсоленными семечками угощали. Расспрашивали друг у друга, кто как живет, сколько стоят хлеб и мясо. Очень душевные люди с хорошим отношением к нам.

Кроме того, мне удалось трижды побывать в ГДР. У них в то время уже много чего было – колготки, кухонные комбайны и т. д. Как-то домой привез колготки, так жена была на седьмом небе от счастья (смеется). Объездил, наверное, все социалистические страны: Чехия, Венгрия, Словакия, Польша, Болгария и прочие, скандинавские – Швеция и Финляндия. В Норвегии только не бывал. Весь запад исколесил, на Бельгию работал на протяжении двух лет, столько же – на Австрию и Германию. В Италии побывал, в Турцию трижды съездил.

На стоянке в сильный дождь: ужин под прицепом (г. Роттердам, Голландия)

– География обширная, конечно! А теперь про наше время, до санкций и после. Как работаете сейчас?

– Еще задолго до санкций мы перестали ездить в большинство европейских стран. Основные оставшиеся направления – Финляндия, Швеция, Норвегия. В Норвегию возили фанеру, доски, а оттуда – рыбу, из Финляндии – оборудование.

– А можете сравнить, когда было лучше, проще работать? В советское время или же в послесоветское?

– Однозначно в советское. Сейчас объясню почему. Например, раньше на Западе не было платных дорог, сейчас строго маршруты – ни влево, ни вправо. А в то время куда захотел, туда и поехал. Практически не было ограничений по времени, можно было спокойно немного где-то постоять. И было больше романтики, и отношение во всех странах к нам было очень хорошее. А когда Советский Союз развалился, то отношение к нам резко изменилось. Сразу поляки вспоминаются: могли непристойные жесты в наш адрес показывать, некрасивые словечки выкрикивать. А вот немцы, кстати, как-то спокойно относились, несмотря на все происходящее. Страны Прибалтики особенно плохо к нам стали относиться. Так что советское время вспоминается с теплом на душе.

И, кстати, у нас ни один водитель тогда не ушел за границу работать. Ни у кого такого желания не было. Но, правда, двое ребят ушли работать в Иран и погибли, причем по своей глупости. Там же нельзя раздетому ходить и их об этом предупреждали. И вот одного, как ребята рассказывали, застрелили в какой-то деревне, когда он до трусов разделся на стоянке. Но вроде бы тогда там полдеревни пересажали. А потом еще один погиб, в мусульманских странах очень строго с обычаями.

Еще один неприятный случай вспомнил. Ехала машина, везла оборудование для казино и пропала под Волгоградом. Обнаружили ее потом сгоревшей на стоянке, а от водителя осталась одна тапка и ключи от квартиры. Так его и не нашли в итоге...

Другая наша машина пропала в Москве, тогда только пришли новые «Вольво», белые, «кепочки» мы их называли, с рефами. И тоже с концами, ни водителя, ни машины. Это уже наши лихие 90-е...

– Кстати, как ваши поездки складывались в то непростое время?

– Вы знаете, один случай помнится. Однажды я ехал из Бреста на тягаче «Вольво». В районе Смоленска на минской трассе был железнодорожный переезд. Он находился в очень плохом состоянии, возле него всегда притормаживали до первой передачи. И бандиты в этом месте обычно подлавливали. Я шел груженый. Только переезд проехал, как по обочине нагоняет «Москвич», в котором четыре человека, делают жесты – прижимайся. Вижу, что дальше обочина вся в ямах. Думаю, сейчас вы, ребята, от меня отстанете. Включаю правый поворот, показывая, что хочу остановиться. Они тормозят, а я дальше и по газам. Они за мной также по обочине, а я держу скорость, чтобы меня не обогнали. И вот начались кочки на обочине, в итоге они отстали. Я приезжаю потом в наш гараж на базу, где обсуждались рабочие дела. Так вот, директор нам рассказывает, что одного водителя там же пытались остановить на «восьмерке» два человека. Он их сбил, и они улетели в кювет. На «Вольво» всего лишь блок фар пострадал. В этот момент подъехал майор, как оказалось, местный участковый, он видел эту ситуацию: «Ну что, ребята, допрыгались?». Один бандит, правда, убежал, а второго зажало в машине.

И директор нам часто говорил, что если будет похожая ситуация, то можно таранить машины, чтобы нам ничего не угрожало.

– Да, в 90-е время было очень опасное! А как сейчас работаете?

– Сейчас работаем на перегрузке. В данное время стою на стоянке перед Островом, потом поеду в Пыталово. Вот как раз только что разговаривал с финским водителем, он из Эстонии в Россию едет. Будет, говорит, ночью оформляться, чтобы к утру приехать на СВХ и там нам перегрузиться. Мы туда едем с пустыми контейнерными площадками, а финны нам груженые контейнеры везут. После всей процедуры поеду обратно, в Санкт-Петербург. Раньше перегружались на финской границе, теперь перестроились на псковское направление. Перегружаемся либо в самом Пскове, либо в Пыталово.

— Правильно, искать выходы из сложившейся ситуации нужно всегда. Хорошо, что смогли перестроиться в это нелегкое для международных перевозок время. Спасибо вам за такой увлекательный рассказ, было приятно пообщаться. Ровных вам дорог и ни гвоздя, ни жезла, как говорится!

Автор: Илья ЧЕРНЯКОВЖурнал МАП, № 1 (171/2024)

Редакция ATI.SU благодарит редакцию журнала МАП за разрешение на публикацию статьи. Другие материалы о международных автомобильных перевозках и о работе водителей-международников доступны на сайте журнала МАП